20.06.18

Они защищали Родину

Опубликовано на 20. Янв, 2016 в К 70-летию победы

17 января 1943 стал днем полного освобождения Великих Лук от немецко-фашистских захватчиков. Эту дату жители города отмечают каждый год, сохраняя память о тех, кто подарил свободу не только великолучанам, но всей нашей стране. Коллектив газеты «Ведомости. Псков — Великие Луки» тоже готов внести свой вклад в это важное дело, продолжая рубрику «Герои Отечества», в которой мы напоминаем биографии наших с вами земляков, защищавших Родину ценой собственной жизни.
Сегодня мы расскажем о командире батальона 355-го стрелкового полка 100-й стрелковой дивизии 7-й армии Северо-Западного фронта, старшем лейтенанте Михаиле Ивановиче Сиповиче.
SipovichMikhIv1Он родился 28 сентября 1908 года в деревне Колпино, Великолукского района Псковской области в крестьянской семье. Окончил Великолукский педагогический техникум, работал преподавателем курсов рабочего образования при заводе «Ростсельмаш» в Ростове-на-Дону. В 1931 году ушел в Красную Армию. Участвовал в освободительном походе советских войск в Западную Белоруссию в 1939 г., в Советско-финляндской войне 1939-40 гг.
После назначения командиром батальона 355-го стрелкового полка (100-я стрелковая дивизия, 7-я армия, Северо-Западный фронт) старший лейтенант Михаил Сипович проявил себя как отличный военный руководитель. Так, в начале февраля 1940 года вверенный ему батальон в течение трёх суток удерживал занятый рубеж, отбивая многочисленные контратаки врага. Именно батальон Сиповича с боем взял знаменитый «миллионный дот линии Маннергейма». Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1940 года «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с финляндской белогвардейщиной и проявленные при этом отвагу и геройство» старшему лейтенанту М.И. Сиповичу было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 414).
На фронтах Великой Отечественной Михаил Иванович сражался с июня 1941 года. В первые дни войны батальон Сиповича в районе города Гродно оказался в окружении. В сентябре 1941 года они с группой окруженцев под командованием полковника Сиденко присоединились к отряду Дмитрия Медведева «Митя», действовавшему в брянских лесах. После гибели начальника штаба отряда Староверова, Сиповича назначили на его место. В конце 1941 года Михаил Иванович принимает на себя командование 575-м стрелковым полком 161-й стрелковой дивизии. С ним он участвовал в наступлении на Юго-Западном фронте, и прошел 700 километров от Воронежа до предместий Полтавы, самого западного рубежа Барвенковского выступа. В мае 1942 года полк Сиповича воевал под Харьковом и в числе немногих соединений, благодаря мужеству и отваге своего командира, сумел выйти боеспособной единицей из Барвенковского котла.
7 июля 1942 года Михаил Иванович руководил отражением грандиозного танкового наступления, предпринятым немецкими войсками на Дону, в районе села Неведомый Колодезь. Еще 5 июля полк Сиповича находился на другом участке фронта, а 7 числа их перебросили на подступы к Воронежу, потому что обстановка тут осложнилась. Гитлеровцы потеснили оборонявшуюся здесь воинскую часть, обескровленную долгими боями. Полк Сиповича восстановил положение, но гитлеровцы снова предприняли яростные атаки. Есть небольшой отрывок воспоминаний одного из солдат, что участвовал в тех боях: «К селению с поэтическим названием Неведомый Колодезь по безымянным рощицам и оврагам потянулись две немецкие пехотные дивизии и сорок пять танков. Громыхая, катили тяжелые орудия. Немцы решили предпринять еще одну попытку смять и отбросить нашу пехоту. Ровно в 18.00 заговорили сразу два немецких артиллерийских полка. Шесть тысяч снарядов подвезли на огневые позиции немцы, и все эти снаряды были обрушены на крохотный участок, который занимала часть Сиповича. А на этом участке главный удар был обрушен на подразделение под командованием старшего лейтенанта Соколова. Сипович со своего наблюдательного пункта с волнением и болью наблюдал за этой пядью земли, накрытой сплошным покрывалом дыма и пыли от разрывов. Он то и дело наклонялся к микрофону и порывисто говорил: «Сосна, Сосна! Я — семнадцать… Как обстановка?» И радио в ответ: «Держусь!» Когда все шесть тысяч немецких снарядов легли на высоту и весь покров ее до последней травинки был содран, два батальона немцев поднялись в атаку. Но стоило им подойти к этому рубежу на сорок-пятьдесят метров, как два станковых пулемета и десятки автоматов и винтовок, ощерившись, начали свой строгий разговор… Туча едкого порохового дыма поднялась над полем. Немцы присоединили к ней тучу дымовой завесы, которую протянула на несколько километров их специальная машина. Но и завеса не помогала им. Тогда немцы начали массировать атаки, наращивая удар. Уже стемнело. Трудно было различить что-либо в десяти метрах, а на поле не смолкал треск пулеметов и автоматов, грохотали разрывы снарядов, мин, вопили немцы, гремело русское «ура», и Соколов отрывисто повторял в микрофон: «Держимся!.. Держимся!..» Сипович понимал, что близится все же та страшная минута, когда немцы ворвутся в траншею. Оглушенные канонадой, ослепленные блеском разрывов, бойцы Соколова продолжали отчаянно сопротивляться, но количество защитников траншеи все уменьшалось. Предвидя, что борьба с гитлеровцами будет длительной, Сипович берег свой маленький резерв до последнего часа. Пока что бойцов Соколова, принимавших на себя всю тяжесть немецкого удара, поддерживали соседние группы, придвинувшиеся вплотную к этому рубежу и своим яростным огнем затруднявшие немцам подход к нему. Глубокой ночью пришлось все же пустить в дело резерв. Автоматчики и стрелки с ходу вступили в бой. Кипение его достигло высшей точки — к этому времени на одном участке немцам удалось-таки ворваться в траншею, и они пустили в ход ручные огнеметы и гранаты. Гранатами дрались и наши бойцы. Усталый, сражавшийся двое суток без передышки парторг 4-й роты старший сержант Тверев провел знакомыми ему ходами сообщения бойцов резерва, группу за группой, и они в ночном мраке обрушивались на гитлеровцев, забрасывая их гранатами. Оглохший от канонады комсорг батальона ожесточенно стрелял в немцев в упор из автомата. Командиры дрались рядом с бойцами врукопашную. В эту страшную предрассветную пору на поле боя появился и сам Сипович. Внешне спокойный, как всегда подтянутый и аккуратный, он пришел на изрытый снарядами командный пункт батальона, ободрил командиров, сообщил, что генерал шлет свой резерв и что надо продержаться еще немного, чтобы гитлеровцы поняли — им здесь не пройти. И вот критический момент пришел и прошел. На долю немцев не пришлось больше ни грамма удачи. Им не удавалось продвинуться вперед ни на один метр. Раннее июльское утро озарило страшную, залитую кровью, заваленную мертвыми телами, полуразрушенную траншею. Сооруженная в виде буквы П, она делилась теперь на две неравные части: большая половина ее находилась в наших руках, и только один отросток был в руках у немцев. Обескровленные, деморализованные солдаты Гитлера были бессильны продвинуться дальше, и фронт так и замер на долгие одиннадцать дней — противников разделяли сорок метров; они перестреливались, выглядывая из- за угла траншеи, а дно ее на «ничьей» земле минировали. 22 июля, когда наши войска заканчивали очищение плацдарма, захваченного немцами, пошли вперед и воины Сиповича».
До января 1943 года полковник Сипович руководил своим полком в многочисленных ожесточённых боях на северных окраинах города Воронежа. Весной 1943 года полк Сиповича с боями дошёл до границы с Сумской областью, заняв оборону на южном участке образовавшейся Курской дуги. Бои на Курской дуге полковник Сипович встретил в должности заместителя командира дивизии. Затем были форсирование Днепра и Припяти, бои на Правобережной Украине, в Польше. Дивизия, в которой Сипович был заместителем командира, освобождала древний польский город Краков. Войну генерал-майор Сипович закончил в Чехословакии. После войны продолжал службу в Вооружённых силах. В 1950 году окончил Военную академию Генерального штаба. С 1968 года генерал-майор М.И. Сипович в запасе, а затем в отставке. Жил в городе-герое Москве. Награждён 2 орденами Ленина, 2 орденами Красного знамени, орденами Отечественной войны 2-й степени, Трудового Красного знамени, Красной Звезды, медалями. Удостоен звания «Почётный гражданин села Подгорное Воронежской области».

Биография предоставлена
Николаем Уфаркиным
(1955-2011).