23.11.17

«Чистка». Кадровые проблемы великолукской милиции в 1920-е годы

Опубликовано на 08. Ноя, 2017 в Газета, История края

10 ноября в России отмечался день сотрудника органов внутренних дел. Возникновение этого праздника связано с рождением советской милиции в соответствии с постановлением НКВД «О рабочей милиции» от 28 октября (10 ноября) 1917 г. В 1920-е гг. одной из самых острых проблем, стоявших перед органами ОВД РСФСР сразу после окончания Гражданской войны, являлась кадровая проблема. Состав милиции, бывшей в значительной степени военизированной, подвергся значительному численному сокращению. По решению Совета труда и обороны от 30 сентября 1921 г.
ее численность была сокращена на 60%. На 1 января 1921 г. личный состав милиции Псковской губернии состоял из 168 человек комсостава, 135 старших и 910 младших милиционеров, 9 старших конных и 92 младших конных милиционеров, а также 283 канцелярских служащих. 1 декабря 1921 г. из милиции Псковской губернии по спискам фильтрационных комиссий увольнялось 143 человека. В следующем году шло планомерное сокращение как в соответствии с предписаниями центральных, так и рекомендациями губернских и уездных советских органов.
По Великолукской уездно-городской милиции на 1 января 1921 г. в штате числилось 276 сотрудников: комсостав – 26, милиционеров – 202, канцелярских служащих – 48; в наличии же состояло 232 сотрудника. Нехватка кадров составила 44 человека. В соответствии с предписанием губмилиции от 11 июля штаты несколько увеличивались, но по приказу Главмилиций от 19 октября существенно сокращались и к 1 января 1922 г. составили 119 человек: комсостав – 10, административно-хозяйственные служащие – 10, канцелярские и прочие служащие – 5, агенты уголовного розыска – 5 и милиционеры – 89; в наличие же находилось 114 сотрудников (нехватка – 5 человек). Таким образом, общее сокращение за год составляло 157 человек (59%).
Дальнейшее сокращение штатной численности произошло в соответствии с решением XI съезда РКП(б) «О финансовой политике»
(1922 г.) и постановлением СНК от 17 октября 1922 г., согласно которым милиция была переведена на местный бюджет.
Милиция 1920-х гг.С этого времени финансовое и материальное положение сотрудников милиции в подавляющем большинстве регионов значительно ухудшилось из-за дефицита местных бюджетов. Для того чтобы удержать в милиции хотя бы какую-то часть сотрудников, на местах пошли по пути сокращения штатов, чтобы увеличить оплату оставшимся. В Псковской губернии штат милиционеров сократили на 25,3%. За счет сокращения повысилась заработная плата сотрудников.
В 1925 г. было принято «Положение о службе в милиции», согласно которому при приеме на службу должна была устраиваться комиссионная проверка знаний кандидатов и определение степени их пригодности в приемно-испытуемых условиях. Устанавливалось также прохождение кандидатами испытательного срока и преимущественный прием на строевые должности лиц, проходивших действительную военную службу в Красной Армии. Однако реальность вынуждала руководителей принимать практически всех. Основными источниками комплектования милиции в 1920-е годы стали добровольный наем, принудительная передача в милицию призывного контингента Красной Армии, партийные мобилизации, прием безработных через биржи труда, выдвижение общественными организациями, местными органами власти, трудовыми коллективами.
Все это привело к невероятно высокой текучести кадров, которая в среднем по стране достигала 60%. В документах того времени отмечалось, что милиция превратилась «в проходной двор и перестала быть дееспособной».
Своеобразно оценило положение дел собрание партийной ячейки Псковской губмилиции в феврале 1923 г.: «В милицию идут на службу те, кто нигде больше не годится».
Только в середине 1920-х гг., благодаря более взвешенному подходу при приеме и некоторому улучшению материального положения сотрудников, текучесть кадров милиции удалось приостановить. Крайне низким оставался удельный вес сотрудников, проработавших в милиции более трех лет. В Псковской милиции они составляли 13,5% от общего числа (116 человек). Преобладали служившие от года до трех – 31,2% (269 человек) и от шести месяцев до года – 24,4% (210 человек). Прослужившие менее шести месяцев составляли 30,9% (267 человек). В этих условиях на руководящие должности выдвигались лица, не имевшие значительного опыта работы.
Особенно наглядно отразились эти негативные процессы в уездной милиции. Так, в великолукской милиции к 1 сентября 1923 г. численный состав сократился до 94 человек, или на 30% по сравнению с 1 января 1922 г. О высокой текучести личного состава свидетельствует тот факт, что в период с 1 октября 1922 г. по 1 октября 1923 г. было принято и переведено по службе 116 человек, а уволено 113. Среди причин увольнения преобладали следующие: состояние под судом и следствием – 21, нежелание продолжать службу – 18, пересмотр личного состава – 10, дезертирство – 9, пьянство – 8, сокращение штатов – 8 и др. Крайне низок был процент опытных сотрудников, проработавших в Великолукской уездной милиции более пяти лет (всего шесть человек, или 6,3% личного состава).
В условиях количественного сокращения и высокой текучести кадров руководящие органы требовали своеобразно ими понимаемого улучшения качественного состава милиции. Укрепить кадры пытались не экономическими мерами, а административными – партийными мобилизациями, выдвиженчеством рабочих и крестьян из сферы производства, формированием обширного резерва, чисткой рядов милиции. Особенно усилились требования руководства в ходе реализации декрета ВЦИК от 23 ноября 1922 г. «О пересмотре и доукомплектовании личного состава милиции». Для этих целей создавались комиссии, которые должны были проверить весь личный состав милиции, выявить и уволить лиц, нарушивших революционную законность, дискредитировавших милицию, морально неустойчивых, недобросовестных, не отвечающих предъявляемым требованиям. Особо обращалось внимание на выяснение степени пролетарского классового самосознания, социального положения и индивидуальных способностей. Личные качества сотрудников оценивались по следующим параметрам: дисциплинированность (подчиняется, не скрывает разногласий, не решается высказать свое мнение); энергичность и настойчивость в проведении принятых решений (настойчив, тверд в исполнении, устойчив или слабохарактерен); самокритика (умение признать свои ошибки, сделать соответствующие выводы). В результате чистки 1922-1923 гг. было уволено до четверти из числа проверенных.
Для выполнения своей задачи Великолукская уездная комиссия произвела проверку документов, отзывов, заявлений, чтобы выявить непригодных для службы лиц. Одновременно комиссия провела работу по пополнению милиции годными для службы в ней лицами. Для более успешного достижения поставленной задачи комиссия обратилась с просьбой ко всем исполкомам, учреждениям, профсоюзным организациям и отдельным гражданам помочь ей в работе путем подачи заявлений о замечаниях и неправильных действий по службе работников милиции или других основаниях, препятствующих тому или иному работнику милиции продолжать в ней службу. Гарантировалось сохранение в тайне подобных заявлений и обязательная проверка по всем из них.
Для агитации использовалась уездная газета «Наш путь», в которой 16 января 1923 г. была опубликована статья «К чистке в милиции». В статье, в частности, говорилось, что «пять лет борьбы на внешних и внутренних фронтах не давали советской власти возможности обратить достаточное внимание на проводника революционной законности и стража внутреннего порядка – советскую рабоче-крестьянскую милицию», и отмечалось, что с переходом на мирное строительство перед советской властью встал вопрос об укреплении и оздоровлении милиции. В статье указывалось на то, что «по распоряжению центра в Великих Луках создана комиссия по чистке рядов Великолукской уездно-городской милиции, приступившая к работе 10 января, куда управление милиции и призывает всех честных граждан подавать заявления о всех замечаниях или преступлениях и проступках отдельных сотрудников милиции, позорящих звание красного милиционера и подрывающих авторитет советской власти».
Рассмотрение материалов производилось на специальных заседаниях комиссии; причем, принимались во внимание автобиографии, характеристики, анкетные данные и поступившие разные сведения от должностных и частных лиц (всего поступило 51 заявление). Комиссия работала до 14 февраля 1923 г., т.е. около месяца. В ее состав входили заведующий отделом управления Карлов, помощник прокурора по Великолукскому уезду Смородов, заведующий отделом труда Карповский, заведующий совпартшколой (как представитель от профорганизации) Крастынь, уездный уполномоченный ГПУ Пален. Из находившихся на службе 121 работника милиции были подвергнуты проверке 93 человека, кроме руководящего и политического состава. Комиссия признала годными к дальнейшему прохождению службы всего лишь 76 человек. Негодными для службы оказались 17 человек, из них 12 по «несоответствию своему назначению», двое как взяточники, трое как малограмотные. Трое уволенных являлись членами РКП(б).
При проведении чистки, как любой массовой кампании, произошли недоразумения и ошибки. Так, из рядов милиции были уволены двое милиционеров – Мищенко и Мясников. По их заявлениям были проведены дополнительные расследования, и на специальном заседании уездной комиссии они были восстанавлены на службе в милиции.
Пересмотру и доукомплектованию подвергся и штат уголовного розыска. Из семи сотрудников Великолукского уголовного розыска пятеро получили хорошие отзывы (особо начальник Лукин и агент Федотов), а двое уволены. Всего же по результатам чистки в Псковской губернии были исключены из штатов милиции 23% работников.
После чистки личный состав несколько подтянулся, особенно рядовые милиционеры, однако добиться полного оздоровления, как предполагалось, было невозможно. Текучесть кадров оставалась самой нерешенной проблемой, состав работников как по квалификации, так и по работоспособности признавался неудовлетворительным примерно на треть.
Следующее сокращение штатов последовало в связи с укрупнением волостей и реорганизацией милиции. Затронули изменения, в первую очередь, уездную милицию. Так, на 1 марта 1924 г. по штату в Великолукской уездной милиции состояло 103 человека, а спустя ровно год – 75 человек. С 1 октября 1925 г. штатная численность была увеличена на 11 человек, но с 1 февраля следующего года вновь сокращена до 75. К концу 1926 г. произошло еще одно увеличение, и на 1 января 1927 г. в штате уездной милиции состояли 104 сотрудника.
В середине 1920-х гг. в рамках кампании «Лицом к деревне» был взят курс на увеличение приема в милицию выходцев из крестьян, в результате чего их процент в штатах милиции в 1926 г. приблизился к 80. Милиционер выполнял в деревне очень много вспомогательных функций, поэтому выходцы из крестьян, безусловно, сближали власть с деревней. Но, с другой стороны, именно эти сотрудники отличались слабой теоретической и практической подготовкой. Рост крестьян в составе милиции явился последовательным соблюдением принципа классовости при наборе в милицию, а также объяснялся тем обстоятельством, что Псковская губерния являлась аграрной, и крестьянство составляло подавляющее большинство всего населения.
Все эти мероприятия не привели к качественным изменениям кадрового потенциала милиции, не позволили сформировать ядро высококвалифицированных специалистов. Текучесть кадров милиции не позволила вести решительную и эффективную борьбу с преступностью.