10.12.18

Военный строй и гимнастика в сельских школах Великолукского уезда и Псковской губернии в начале XX века

Опубликовано на 12. Сен, 2018 в Газета, История края

Физическое воспитание в уездных и земских школах Российской империи длительное время фактически отсутствовало, гимнастика как отдельный предмет в учебных программах не значилась. Не была исключением и Псковская губерния. Архивные данные по учебным заведениям разных уездов только подтверждают это (Гдовский, Великолукский, Опочецкий и др.). В некоторых школах могли появляться лишь отрывочные знания о физическом развитии. Например, в описи книг Велейского училища Опочецкого уезда за 1888 г. числилась работа английского ученого Джона Стюарта Блекки «О самовоспитании умственном, физическом и нравственном», но как она могла использоваться в учебном процессе и использовалась ли вообще, вряд ли сейчас можно выяснить.
В фондах Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга (ЦГИ СПб) и Государственного архива Псковской области (ГАПО) хранятся документы, проливающие свет на развитие физического воспитания в образовательных учреждениях Санкт-Петербургского учебного округа в начале XX в., в том числе и в Псковской губернии. Среди них особого внимания заслуживают сельские начальные и народные училища, где процесс развития физического воспитания вызывал особые затруднения.
Передовые общественные деятели своего времени хорошо понимали важность физического развития детей. Среди них отставной коллежский асессор Александр Николаевич Брянчанинов – младший сын Почетного гражданина города Великие Луки Николая

Н.С.Брянчанинов

Н.С.Брянчанинов

Семеновича Брянчанинова. Ему досталось отцовское имение Гора в Великолукском уезде. Младший Брянчанинов переименовал имение в Старые Липы, перестроил помещичий дом в великолепный дворец с двумя смотровыми башнями и создал тот роскошный усадебный комплекс, остатки которого сохранились до настоящего времени неподалеку от поселка Локня.
8 октября 1903 г. гласный Александр Николаевич Брянчанинов представил «Предлагаемые Великолукскому уездному земскому собранию положения по вопросу о программе народных школ и связанной с ней общей постановке дела начального обучения». Программа начальной народной школы, по мысли автора, являлась задачей первостепенной важности для общества и государства, «так как школа есть главное средство сплочения и роста государственного организма, первая и неизбежная ступень всякого социального развития, в желательном или нежелательном направлении». Программа школы, в представлении гласного Великолукского земского собрания, «должна была преследовать три цели:
1) развить путем ручных работ, гимнастики и игр на воздухе физическую ловкость и приспособляемость организма;
2) путем преподавания элементарных сведений не столько набить в голову ребенка познания, сколько развить в нем любознательность, сознательное отношение к окружающему и навык и охоту самостоятельно развиваться в той области, к которой он больше в себе чувствует способностей;
3) путем морального и гражданского воспитания разъяснить ребенку права его, как человека, и обязанности по отношению к себе, родителям и семье, обществу, религии (не затрагивая вероисповедных различий) и государству».

Имение Старые Липы. Начало XX в.

Имение Старые Липы. Начало XX в.

В области физического развития предлагалось составить школьную программу народных школ раздельно для мальчиков и девочек, но так, чтобы такие занятия были ежедневно. Для мальчиков и девочек младшего возраста – не менее получаса ручного труда в форме вырезания и склеивания из бумаги и папки простых геометрических фигур, а также полчаса или час занятий гимнастикой. Для мальчиков старшего возраста – элементарные работы со столярными, слесарными и токарными инструментами, гимнастика и подготовительные военно-спортивные упражнения, чтобы в войска поступали уже частично подготовленные новобранцы. Тем самым, можно было сократить срок военной службы до двух лет, тем самым сберечь народные деньги в форме сокращения бюджета военного министерства. Девочки старшего возраста должны были иметь не менее часа ежедневных занятий рукоделием в связи с приемами обыденных женских ремесел: кухонного, прачечного, ткацкого. Кроме того, в сферу физического воспитания включались совместные игры на свежем воздухе во время перемен, а в старшем возрасте еще народные танцы и хоровое пение. В тех же школах, где имелись участки земли, А.Н. Брянчанинов предлагал организовать «летние практические занятия садоводством, огородничеством, пчеловодством и примерным полеводством с материальной заинтересованностью учеников-добровольцев в результатах обрабатываемых ими культур».

Урок гимнастики. Начало XX в.

Урок гимнастики. Начало XX в.

В начале XX в. в российском обществе активно дискуссировался вопрос о необходимости введения физических упражнений во всех учебных заведениях Российской империи, в том числе в уездных и земских школах. Так как их содержание обеспе­чивалось местным бюджетом, то решение данного вопроса зависело от организационных и финансовых возможностей органов местного самоуправления.
Министерство народного просвещения в марте 1908 г. затребовало от учебно-окружных начальств сведения по вопросу обучения детей в начальных училищах строю и гимнастике. Из поступивших по данному вопросу сведений и предложений от директора народных училищ Псковской губернии (декабрь 1909 г.) можно составить представление о состоянии данного вопроса.
В сельских начальных училищах Псковской губернии обучение строю и гимнастике не было введено из-за скудости местных финансовых источников: во всех существовавших в то время начальных училищах отсутствовали соответствующие помещения, свободные от проведения других учебных занятий. Ассигнование же денежных средств на преподавание гимнастики и военного строя со стороны уездного земства не могло быть произведено, так как вопрос этот мог быть решен только в будущем
1910 г. очередными земскими собраниями.
Например, чрезвычайное Великолукское уездное земское собрание на заседании 3 декабря 1909 г., «придавая громадное значение физическому развитию учащейся молодежи», выслушало доклад Управы о желательности введения в земских школах обучения военному строю и гимнастике. Управе было дано поручение разработать этот вопрос, а так как в то время земская смета на 1910 г. была уже составлена и особого ассигнования в смету внести было нельзя, то открыло Управе кредит только в размере 150 рублей из статьи непредвиденных надобностей.
Важно отметить и то, что подходящих помещений, которые могли бы быть использованы для указанной цели, во многих школах не было, поэтому необходимо было предусмотреть строительство новых зданий, а это, в свою очередь, потребовало бы для каждого из них не менее 1000 рублей, с включением в эту сумму платы преподавателю гимнастики до 200
рублей.
Что же касалось сумм, которые могли быть отнесены на местные средства и сколько их может потребоваться, то решить данный вопрос могли только уездные земские собрания.
В то же время, несмотря на известные трудности, гимнастические упражнения на открытом воздухе велись в 15 училищах, вверенных Дирекции народных училищ Псковской губернии. Занятия проводились весной и осенью при благоприятной погоде. А в двух училищах, кроме гимнастики, велось обучение еще и военному строю.
Интересен и такой факт, связанный с деятельностью великолукского земства. В декабре 1909 г. великолукское земство направляет в адрес Псковского губерна­тора смету расходов на организацию и проведение занятий по физическому воспитанию учащихся и док­ладную записку в адрес попечителя Санкт-Петербургского учебного округа о возбуждении ходатайства перед правительством об отпуске необходимых средств и открытии института для подготовки учителей физического воспитания.
На инициативу Великолукского земства об открытии института от попечителя учебного округа был получен ответ следующего содержания: «… по ходатайству Великолукского уездного земского собрания о скорейшем открытии в России за счет казны института для подготовки учителей гимнастики для учебных заведений и для руководства физическим развитием учащихся, имею честь уведомить…, что вопрос о подготовке учителей гимнастики для учебных заведений рассматривается в Министерстве народного просве­щения и будет решен в самое непродол­жительное время».
В ноябре 1912 г. великолукское земство вторично ходатайствовало перед правительством о скорейшем открытии института. Земство просило поддержать ходатайство Псковское губернское земское собрание и отдельных представителей власти (великолукского уездного предводителя дворянства Н.Ф. Голенищева-Кутузова, председателя Великолукской уездной земской управы В.И. Мальцева, сенатора Н.С. Брянчанинова, членов Государственного Совета С.И. Зубчанинова, Я.Н. Офросимова и М.Н. Скворцова, члена Государственной Думы Г.М. Дерюгина). Судьба повторного ходатайства нам неизвестна.
Что касается Псковского уездного земства, имевшего на своем содержании около 200 школ, то в конце 1912 г. оно попросило директора Псковской мужской гимназии А.Г. Готлиба взять на себя подготовку народных учителей к преподаванию гимнастики при обществе «Сокол», где он был председателем. В ноябре 1912 г. А.Г. Готлиб прочитал доклад по этому вопросу для 70 учителей начальных школ. Кроме того, им ставился вопрос о допуске учителей к занятиям в гимнастическом зале мужской гимназии. Однако он так и не был согласован.
Повторно этот вопрос возник уже в 1915 г., когда Главнонаблюдающий за физическим развитием народонаселения Российской империи просил доставить в его канцелярию отчеты о курсах для подготовки учителей гимнастики. А.Г. Готлиб отвечал, что подобные курсы для народных учителей предполагалось организовать в Пскове в 1915 г., но в связи с обстоятельствами военного времени они отложены на неопределенное время. В апреле 1915 г. начальники средних мужских учебных заведений были информированы об организации Управлением учебного округа в городе Петрограде курсов для подготовки учителей гимнастики средних учебных заведений. На курсы приглашались лица, состоящие на службе в средних общеобразовательных или средних специальных учебных заведениях, а также лица, окончившие учительские институты и семинарии, притом состояние их здоровья позволяло бы обучаться на данных курсах. Преподавание предполагалось вести по следующему плану: анатомия и физиология – по 2 часа в неделю; гигиена и оказание первой помощи – 1 час; краткий курс об устройстве и оборудовании гимнастического зала – 1 час; сокольская гимнастика, шведская гимнастика и легкая атлетика – 18 часов; подвижные игры – 2 часа; военный строй и фехтование – 6 часов. Таким образом, всего – 30 часов в неделю. Кроме того, обучающиеся на курсах должны были по расписанию посещать занятия опытных преподавателей гимнастики, сами давать пробные уроки, а также практически научиться делать перевязки. Успешно окончившим курс выдавалось свидетельство, предоставлявшее право преподавать гимнастику в средних учебных заведениях. Начинались занятия 21 сентября 1915 г. в Петроградской гимназии имени императора Александра I.
Архивные данные не позволяют ответить на вопрос, было ли выполнено это поручение, однако, учитывая, что уже летом 1915 г. Псков был фактически превращен в военный лагерь, вряд ли в таких условиях это могло иметь серьезное значение. К тому же физическое воспитание учащихся в условиях Первой мировой войны все больше милитаризировалось. В Пскове и других городах губернии создавались и активно действовали военно-спортивные комитеты, которые напрямую занимались допризывной подготовкой учащейся молодежи.
Таким образом, развитие физического воспитания в сельских школах Псковской губернии в начале XX в. оказалось малоэффективным из-за слабого материально-технического, кадрового и финансового обеспечения.