13.11.18

Валдайские тезисы Владимира Путина. Цитаты Владимира Путина с пленарного заседания Валдайского клуба

Опубликовано на 31. Окт, 2018 в Газета, Тема дня

Владимир Путин 18 октября встретился с членами Валдайского клуба. Тема форума в этом году: «Россия: программа на XXI век». Поэтому участники сосредоточились на России, но не обошли вниманием и международную обстановку в целом…
О трагедии в Керчи
«Это в том числе, судя по всему, результат глобализации, как ни странно. В соцсетях, в интернете мы видим, что там целые сообщества созданы [деструктивные]. Всё началось с известных трагических событий в США. Молодые люди с неустойчивой психикой каких-то лжегероев для себя создают, это значит, что все мы вместе взятые, не только в России, но и в мире в целом, плохо реагируем на изменяющиеся условия в мире. Это значит, что мы не создаем нужного, интересного и полезного контента для 5молодых людей. Они хватают вот этот суррогат героизма. Это приводит к трагедиям подобного рода. (…) А героизму есть место в нашей жизни. И одно из его проявлений – защита цивилизации от язв, одна из которых – терроризм».
О борьбе с террором после Беслана
«Мы добились результатов, которых хотели добиться? Начиная с тех вот печальных, трагических событий, свидетелями и участниками которых мы были в середине девяностых – начале двухтысячных годов. Да, конечно. Давайте вспомним, мы очень быстро забываем плохое. Конечно, хочется думать только о хорошем. Тогда на территории России просто шла гражданская война. Она не носила глобального, общенационального характера, но это прямое столкновение, прямая война. С использованием авиации, тяжелой техники и так далее. С большим количеством бандформирований на территории нашей страны, причем в значительной степени укомплектованных выходцами из террористических организаций».
О геополитической напряженности
«Такая шутка старая есть, с бородой:
– Как вы расслабляетесь?
– А я не напрягаюсь.
То же самое касается напряжения в международных делах. Мы не напрягаем никого, не создаем никаких проблем. Это же нас обвиняют в чем-то, причем с высокой степенью вероятности: вы сделали то-то и то-то, вмешались куда-то… При этом никто не считает нужным предъявить какие-то доказательства. (…) Я уже неоднократно говорил – это результат внутриполитической борьбы в западном мире. Кому-то показалось, что очень удобный инструмент (…) – это разыгрывание антироссийской карты. Это вредно для всех».
Об операции в Сирии
«Мы нанесли огромный урон террористам на этой территории, большое количество уничтожено, некоторые из них отказались от дальнейшей деятельности подобного рода, просто сложили оружие, разуверились в тех принципах, которые они считали правильными. (…) Второе, не менее важное, – мы сохранили сирийскую государственность и в этом смысле стабилизировали ситуацию в регионе».
Об обязательствах Турции в Идлибе
«Пока не выполнили, но они работают. Мы это видим. [В Идлибе] не всё так просто, наоборот – всё сложно. Не всё еще тяжелое вооружение выведено, не все боевики террористических организаций ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусры» (обе запрещены в РФ) ушли, но турецкие партнеры делают всё, чтобы выполнить свои обязательства».
И опять о Дональде Трампе
«На мой взгляд, все-таки действующий президент [США] настроен на какую-то стабилизацию и выравнивание российско-американских отношений. Ну посмотрим, как будет складываться, мы во всяком случае к этому готовы в любой момент. (…) Были ли вредными или полезными наши встречи с Трампом? Я скорее считаю, что, несмотря на попытку дискредитировать эти встречи, они скорее были позитивными, чем негативными. Мы видим, что там происходит. Лучше общаться и контактировать друг с другом, чем, извините за моветон, собачиться и ругаться, не переставая».
О пещерном национализме
«Мы всегда должны поднимать эту тему – нашей национальной идентичности. Это то, что нас делает теми, кто мы есть. Это наша культура, наша история. У нас 160 этносов проживает на территории Российской Федерации. Зачем же нам размываться? Мы этим дорожим. Должны укреплять свою идентичность. (…) А если мы будем выпячивать пещерный национализм вперед, поливать грязью представителей других этносов, мы развалим страну, в чем не заинтересован русский народ. А я хочу, чтобы Россия сохранилась, в том числе и в интересах русского народа. В этом смысле я и сказал, что самым правильным, самым настоящим националистом являюсь я. Но это не пещерный национализм, дурацкий и придурочный, который ведет к развалу нашего государства, – вот в чем разница».
О потенциальных агрессорах
«У нас нет в нашей концепции использования ядерного оружия превентивного удара. Наша концепция – это ответ на встречный удар. Для тех, кто знает, не нужно говорить, что это такое, для непосвященных скажу еще раз. Это значит, что мы готовы и будем применять ядерное оружие только тогда, когда удостоверимся в том, что кто-то, потенциальный агрессор, наносит удар по России, по нашей территории. (…) Агрессор должен знать, что возмездие неизбежно, что он будет уничтожен. А мы, жертвы агрессии, мы как мученики попадем в рай, а они просто сдохнут, потому что даже раскаяться не успеют».
Об ответственности за сограждан
«Если взялся за какую-то работу, нужно заранее понять, с чем она связана. Или берешься – и тогда ты уже должен действовать аккуратно, не бесшабашно, не безответственно. Оценивая все риски, нужно действовать. Но уже ты не должен думать о самосохранении. Это чрезвычайно важная вещь, особенно для людей, на которых лежит бремя ответственности за своих соплеменников, за миллионы сограждан».
О лучших методах управления
«[Страх] – это плохой способ управления, потому что очень ненадежный. Самый лучший способ управления, если иметь в виду контакт с обществом, – это убеждение и мотивация позитивная, положительная мотивация. Нужно, чтобы люди, с которыми ты общаешься, с которыми коммуницируешь, – нужно, чтобы это была совместная работа. Невозможно допустить отрыва от тех, кто принимает решение, от тех, кто должен что-то выполнять. Все должны быть соисполнителями».
Об инициаторах санкций и торговых войн
«Почему я говорю о том, что погода изменчива и ветер когда-то пройдет. Дело в том, что те, кто создает этот ветер, они тоже от него страдают. (…) Мне кажется, не нужно сиюминутно реагировать на некоторые вещи, которые могут усугубить как-то ситуацию, но, безусловно, нужно всегда реагировать и защищать свои интересы. Мы так и делаем – и Китай [против торговой войны], и Россия [против санкций]».
О мирном договоре с Японией
«Я сказал [премьер-министру Синдзо Абэ], что если мы подпишем мирный договор сейчас, не решив вопроса по этим островам [Курилам], то это не значит, что мы и не будем решать, не значит, что мы выбросим это на свалку истории и пойдем дальше как ни в чем не бывало. (…) У него своя точка зрения. Мы с ним, когда пошли на молодежный турнир по дзюдо (во время саммита. – «Известия»), уже в неформальной обстановке продолжили эту дискуссию, и он сказал, что для Японии на сегодняшний день такой подход является неприемлемым, что мы должны сначала выстроить принципиальное решение по территориальным вопросам, а потом уже говорить о мирном договоре. Ну, можно и так, но мы так уже 70 лет топчемся».
О влиянии на Иран в Сирии
«Это не совсем наша проблема – уговаривать Иран уйти с территории Сирии. И Сирия, и Иран – суверенные государства, они должны выстраивать отношения между собой. (…) Наша позиция в том, что после решения ряда вопросов подобного рода, в том числе после окончательной победы над террористами, все иностранные войска должны с территории САР уйти».
О ситуации на Корейском полуострове
«Ситуация на Корейском полуострове в целом развивается в позитивном ключе. Мы все видим: всё было на гране войны, теперь, слава Богу, на грани мира. Мы слышим о том, что готовится встреча между президентом Трампом и Ким Чен Ыном. Надеюсь, что это произойдет. (…) В чем могла бы быть позитивная роль России здесь? Она могла бы заключаться в том, что мы могли бы все-таки реализовать те трехсторонние планы, о которых мы много раз говорили: это соединение железной дороги Южная Корея – Северная [Корея] – Россия, это энергетические мосты, это трубопроводный транспорт из России через Северную Корею и Южную, в том числе газовые маршруты, это некоторые совместные предприятия».
Об убийстве журналиста Джамаля Хашкаджи
«Насколько мне известно, журналист, который пропал, о котором вы сейчас сказали, жил в Соединенных Штатах. Не в России же, а в США, и в этом смысле, конечно, США несут определенную ответственность за то, что с ним произошло. Это само собой разумеется, он в качестве страны-убежища выбрал именно Штаты. (…) Что реально там произошло – мы не знаем. Поэтому зачем нам предпринимать какие-то шаги, направленные к деградации наших отношений (с Саудовской Аварией, которую обвиняют в причастности к убийству журналиста. – «Известия»), если мы не понимаем, что происходит. Но если кто-то понимает и кто-то считает, что произошло убийство, то тогда надеюсь, что будут представлены какие-то доказательства».
О вытеснении доллара
«Россия будет двигаться в направлении дедолларизации экономики, но не для подрыва этой валюты, а для собственной безопасности. (…) Волатильность национальных валют на развивающихся рынках очень большая, и это неизбежно, но создаются какие-то инструменты, которые снижают эту волатильность. Например, в рамках БРИКС создан пул национальных валют, создан банк совместный. (…) Я не буду вдаваться в детали, но с некоторыми странами мы уже сейчас нашли определенный инструментарий, как можно действовать, избавляя себя от этих рисков».
О генетических исследованиях США в Грузии
«Не берусь судить, насколько это достоверно… Эти разработки, если они действительно проводятся, они очень опасны и связаны с последними достижениями в области генетики. О чем там идет речь – о том, что выявляются какие-то препараты, которые могут влиять избирательно на человека в соответствии с его принадлежностью к определенной этнической группе».
О пенсионной реформе
«Правительство проводит ряд необходимых, болезненных, но вынужденных мер, связанных с пенсионным законодательством, с изменением пенсионного возраста. Во всех странах одно и то же. Кому понравится? Я прекрасно этих людей понимаю, кто недоволен. Если сегодня не провести изменения в пенсионном законодательстве, то это в любом случае придется сделать завтра-послезавтра. (…) Знаете, в чем заключается феномен России? У нас люди умные. Вот не нравится, но нормальный человек понимает, что вынуждено государство это делать».
О ключевой вехе проблем Ближнего Востока
«В основе всех проблем Ближнего Востока ключевым является фактор палестино-израильского урегулирования. Как бы ни смотреть на Ближний Восток, всё равно в конечном итоге мы придем к этому. И поэтому нужно сделать всё, чтобы эта проблема разрешалась, чтобы были прямые контакты между Израилем и Палестиной, чтобы во-
зобновились многосторонние усилия по разрешению этого кризиса, который длится десятилетиями».
О восприятии России
«Моя предыдущая жизнь и работа была, условно говоря, связана с международной деятельностью. Я почти 20 лет проработал в разведке. Поэтому, конечно, я не знал так Россию. Приехав в Москву и начав работать на федеральном уровне, я увидел, насколько глубокая и мощная эта страна, (…) воочию убедился в мощи и мудрости русского народа. И в этой связи я без преувеличения говорю – моя любовь к России многократно возросла».
«Наша позиция, – объясняет Владимир Путин, – заключается в том, что мы можем, не вмешиваясь напрямую в дела других государств, кого-то поддерживать, кому-то симпатизировать, но в основе своей должно лежать внутреннее развитие в любой стране. Да, это требует терпения, это требует деликатного отношения к складывающейся ситуации, но по-другому невозможно».
Терпение – лейтмотив внешнеполитического курса Владимира Путина, ждать – главный посыл и объяснение текущего момента. Слишком многие хотели бы втянуть Россию в кровавые, опасные и дорогостоящие кампании, слишком много усилий прикладывается, чтобы сорвать внутреннее восстановление и укрепление. Все последние заявления, провокации, акции – от дела Скрипалей до размещения натовских войск в Польше, от новых санкций до церковного раскола – всё направлено на то, чтобы вывести Россию из себя, заставить сорваться, совершить какую-то глупость, желательно военное нападение, и под этим предлогом добивать уже всем миром.
«Нас, когда я только пришел на работу после университета в органы безопасности и потом в разведку, всегда соответствующим образом воспитывали: если взялся за какое-то дело, какую-то работу, нужно заранее понять, с чем она связана. Или берешься, и тогда уже ты должен действовать аккуратно, не бесшабашно, не безответственно, оценивая все риски нужно действовать, но тогда ты не должен думать о личном самосохранении. Это чрезвычайно важная вещь, особенно для людей, на которых лежит бремя ответственности за своих соплеменников, за миллионы сограждан».
путин.ru-an.info.